Если нефть растет, то и уголь растет | АО «Русский Уголь»

  2018-05-17

Если нефть растет, то и уголь растет

15.05.2018
«Нефть и Капитал»

Интервью д.т.н., профессора Александра Ковальчука
Специально для портала «Нефть и Капитал» о проблемах и перспективах угольной отрасли рассказывает Александр Ковальчук, доктор технических наук, профессор, директор Института конъюнктуры рынка угля, советник генерального директора АО «Русский Уголь».

«НиК»: Александр Борисович, существует ли технологическое отставание российских предприятий в добыче угля от, например, Австралии и США?

– Здесь дело не в оборудовании, а в горно-геологических условиях. Доля импортного оборудования на российских угледобывающих предприятиях сейчас достигает 60-70% – как при открытом, так и при подземном способе. Однако горно-геологические условия в России уступают Австралии и США. Среди горных инженеров есть профессиональная пословица: «Бог создал угольные пласты сначала в США и Австралии, а потом по всему миру». Справедливо отметить, что в России далеко не самые худшие горно-геологические условия. В Польше, Германии они еще хуже.

Повторюсь, что по условиям залегания угольных пластов Россия уступает Австралии и США. Зато качественные характеристики угля у нас не хуже, чем у них.

«НиК»: Остались ли в России научные кадры для разработки собственного высокотехнологического оборудования для угольной отрасли?

– К сожалению, сейчас существует дефицит таких кадров. Основная проблема – отсутствие омоложения. Особенно это относится к области разработки, проектирования и изготовления горного оборудования. Самое главное – нет востребованности таких, в первую очередь конструкторских, кадров. Мы потеряли свои возможности по производству высокотехнологичного горного оборудования. Хотя раньше именно конструкторы СССР занимали ведущие позиции в определенных секторах разработки высокопроизводительного горно-шахтного оборудования, в частности гидрофицированных крепей и комплексов для подземной добычи.

«НиК»: Существует ли государственная программа комплексной модернизации угольной отрасли?

– Да, существует «Долгосрочная программа развития угольной промышленности России на период до 2030 года». Государственное финансирование распространяется на разработки в области безопасности угольной промышленности, которые являются очень важными для отрасли и позволяют повышать безопасность производства.

«НиК»: Решаются ли социальные и экологические проекты, связанные с добычей, транспортировкой и переработкой угля?

– Да, конечно. Ежегодно угледобывающие компании и администрации регионов их присутствия заключают и обновляют соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. Что касается экологии, угледобывающие предприятия соблюдают все прописанные законодательством нормы – по рекультивации, отсутствию вредных выбросов и т. п. В области переработки (обогащения) угля важно соблюдать замкнутые водно-шламовые циклы, чтобы не сбрасывать использованную воду в водоемы. Сейчас все это соблюдается: ни одна компания не хочет попасть под многомиллионные штрафы.

«НиК»: Почему в России не растет внутреннее потребление угля? Это связано с развитием газовой генерации или с сокращением промышленного производства?

– Доля внутреннего потребления угля в России в процентном отношении снижается, а в абсолютном отношении остается примерно на том же уровне – около 200 млн тонн.

Это обусловлено особенностью российского топливного баланса, где углю приходится соперничать с другими источниками энергии – доступным газом и гидроэнергетикой Сибири.

В Европейской части России углю приходится конкурировать с природным газом, здесь активно идут программы газификации. В Сибири нет газа, зато много ресурсов гидроэлектроэнергетики. В период маловодности в Сибири возрастает потребление угля в секторе большой энергетики. Кроме предприятий большой энергетики, на внутреннем рынке уголь традиционно потребляется в коммунально-бытовом секторе.

«НиК»: Что нужно для роста внутреннего потребления твердого топлива – создание новых энергетических кластеров, развитие углехимии, что-то еще?

– Для значительного роста внутреннего потребления угля необходимо изменение в структуре топливного баланса. А здесь сейчас ничего радикально изменить невозможно.

В углехимии серьезных успехов не достигнуто, поскольку технологии нефтехимии сейчас доступнее и дешевле.

Сейчас самый конкурентоспособный вектор развития российской угольной промышленности – экспорт угля. Этим и объясняется рост экспорта.

«НиК»: В 2017 году нефтяной рынок начал стабилизироваться и цены на нефть выросли. Отражается ли это на экспорте угля?

– Стоимость барреля нефти и стоимость тонны энергетического угля тесно коррелируют. Потребление нефти связано с ростом промышленного производства, для развития которого также необходима электроэнергия, производство которой на угле во многих странах является самым дешевым. Обычно 1 тонна энергетического угля на 15-20% дороже барреля нефти. Если нефть растет, то и уголь тоже растет.

«НиК»: По каким направлениям, кроме стран АТР, Вы ожидаете роста экспорта российского угля в 2018 году?

– Сейчас экспорт российского угля примерно в одинаковых долях идет в АТР и Европу. На рынке АТР мы конкурируем с Колумбией, США, частично с ЮАР. Сегодняшний курс доллара делает нашу ценовую политику более конкурентоспособной. Кроме того, российский уголь конкурентоспособен по качеству – он обладает достаточно высокой калорийностью.

В перспективе доля российского твердого топлива на мировом рынке может продолжить расти, в первую очередь за счет АТР, но также возможен небольшой рост и в странах Восточной Европы.

«НиК»: Как увеличение экспорта угля соотносится с амбициозными программами европейских стран и Китая по переходу на возобновляемые источники энергии (ВИЭ)? Заметна ли закономерность между увеличением количества ВИЭ и потреблением угля?

– Пока ВИЭ и в Китае, и в Европе еще не достигли таких объемов, которые бы позволили им доминировать и подавлять возможности использования угля. В странах АТР доля ВИЭ еще совсем небольшая и заметного влияния на топливный баланс они не оказывают. Прогнозируется, что в ближайшие 3-5 лет в этом регионе возобновляемые источники энергии не будут оказывать сильное влияние на общую структуру ТЭК. Пока ВИЭ в АТР – это фактор риска, но еще не угроза угольной отрасли. А в Европе замещение угля ВИЭ стало уже тенденцией. В отдельных странах Европы доля ВИЭ (в основном ветряная и солнечная энергия) в энергетическом балансе достигает 20%. В странах Западной Европы идет планомерное снижение потребления угля. Однако в целом для европейского рынка угля это пока не катастрофично.

«НиК»: Как влияет на потребление угля развитие атомной энергетики?

– В европейской части РФ сейчас не строят новые атомные энергоблоки, а доля электрогенерации с использованием природного газа продолжает увеличиваться. Для развития газовой генерации целесообразно было увеличение КПД энергоблоков, однако в этом нет серьезных подвижек.

«НиК»: После того как Германия объявила о желании постепенно отказаться от АЭС, стала ли она больше потреблять угля?

– Да, в Германии произошло некоторое увеличение потребления угля, однако генеральным направлением является увеличение объемов ВИЭ и газа и в меньшей степени – угля.

«НиК»: По мнению ряда экспертов, сланцевая революция в США «выбросила» на американский энергетический рынок значительные объемы дешевого газа. Это привело к тому, что Соединенные Штаты стали больше экспортировать уголь и снизили цены на этот энергоноситель. Как Вы считаете, в США будет в дальнейшем восстанавливаться угольная энергетика? Сократят ли США угольный экспорт?

– Сланцевый газ привел к снижению потребления угля внутри США. В дальнейшем восстановление угольной энергетики США будет зависеть от того, как долго продлится экспансия сланцевого газа. Он конкурентоспособен до определенного ценового предела, ниже которого опуститься не может. Производство сланцевого газа требует очень большого водопотребления. Если природный газ можно качать из одной скважины в течение значительного периода времени, то при добыче сланцевого газа постоянно необходимо бурить все новые и новые скважины. А для этого необходимы земельные отводы, источники воды…

Если технологии добычи сланцевого газа в дальнейшем будут развиваться и совершенствоваться, становиться более экономичными, у угольной отрасли США не будет перспектив для восстановления.

Но пока предпосылок к таким технологическим прорывам я не вижу. И если цены на сланцевый газ из-за этого не опустятся, у угольной отрасли США будет шанс стабилизировать свои позиции и занять до 30-35% топливного баланса. Однако 40% и более, как это было раньше, уже не будет.

«НиК»: Каковы наиболее перспективные направления развития угольной энергетики – создание жидкого топлива или газа на основе угля, строительство крупных энергетических кластеров рядом с месторождениями?

– В России сейчас для этого нет экономических стимулов. У нас много доступных источников энергии, средние КПД извлечения нефти в России сейчас не более 60% – и их можно существенно увеличить. То же самое касается глубины переработки нефти. В таких условиях вопросы создания жидкого топлива или генераторного газа на основе угля отодвигаются на второй план. Проще разведывать новые нефтяные месторождения и добывать нефть, чем строить, к примеру, заводы по производству из угля моторного топлива. Ни у СССР, ни у Франции, ни у Китая в свое время не получилось промышленного внедрения процесса прямого получения жидких продуктов из угля без его предварительной газификации с использованием процесса Фишера – Тропша. Нефтехимия сейчас дешевле и чище, поэтому проектам в области углехимии сложно конкурировать с этими направлениями. Электроэнергетика остается главным направлением использования угля в мире.

Александр Ковальчук. Биографическая справка.

Александр Борисович Ковальчук – доктор технических наук, профессор, директор Института конъюнктуры рынка угля, советник генерального директора АО «Русский Уголь».

В 1987-1993 гг. работал исполнительным директором Института энергетических исследований РАН, принимал активное участие в разработке комплексной программы научно-технического прогресса ТЭК и Энергетической программы СССР.

В 1993-1998 гг. в качестве Генерального директора фонда «Росреформуголь» и члена межведомственной комиссии участвовал в разработке и реализации основных направлений реструктуризации угольной промышленности России.

Подготовила Екатерина Дейнего

Электронная приёмная

Написать Генеральному Директору

Рассылка

Подпишитесь на обновления,
чтобы быть в курсе последних новостей
компании и получать информацию
о предстоящих закупках.

Что вам интересно?