2016-11-23

«Русский Уголь»: рынок вступает в фазу роста

23.11.2016
Argus Топливо и Энергетика

Стремительный рост мировых цен на уголь в этом году позволил российским добывающим компаниям восстановить доходность продаж, которая существенно сократилась в период многолетнего спада на рынке. О новых возможностях, которые открываются перед российскими угольными компаниями, и нерешенных проблемах, которые по-прежнему мешают угольщикам быстро развиваться, рассказал в интервью Argus генеральный директор компании «Русский Уголь» Билан Ужахов.

— Что привело к росту мировых цен на уголь в этом году – ситуативные изменения на рынке или фундаментальные факторы?
Я убежден, рост мировых цен на уголь, наблюдаемый в текущем году — очередная фаза отраслевого цикла. C 2013 г. общемировые инвестиции в угольную отрасль ежегодно снижались: в прошлом году их объем достиг исторического минимума. В результате в 2015—2016 гг. прошла череда банкротств и закрытий угледобывающих компаний в США, Австралии и Европе, а также сокращение добычи угля Китаем, что в итоге способствовало восстановлению цен.

— Как ситуация на мировом рынке будет развиваться в дальнейшем?
Итогом кризиса стали уход с рынка неэффективных игроков и рост спроса. В ближайшие десятилетия мировая энергетическая промышленность не сможет отказаться от нефти и угля из-за использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и газа. Численность населения Земли растет. По прогнозам, к 2050 г. она достигнет 9,7 млрд чел. Основной прирост населения наблюдается в развивающихся странах, которые не могут позволить себе удовлетворять свои энергетические потребности с помощью дорогих ВИЭ и природного газа. Им требуется относительно дешевое топливо, то есть уголь.

— Как улучшение ситуации на мировом рынке отразилось на положении российских угольных компаний?
Российские компании получили возможность наращивать инвестиции раньше, чем производители в других странах благодаря девальвации рубля в 2014 г. Компании-экспортеры, получив дополнительную рублевую выручку, увеличили объем капитальных вложений в производство.
В то же время доступ к получению новых финансовых ресурсов у российских угледобывающих компаний затруднен. Российские банкиры с осторожностью относятся к угольным компаниям: из-за мирового угольного кризиса наша отрасль находится в «красной зоне» у кредитных организаций. В целом отечественная угольная отрасль очень закредитована. Никто практически не гасит основной долг — компании рефинансируют ранее полученные кредиты и обслуживают только проценты по ним.

— С какими другими трудностями сталкиваются сейчас российские угольные компании?
У российской угольной отрасли три основные проблемы: длинное транспортное плечо, высокие социальные обязательства и старые советские трудовые нормативы.
И если с первым и вторым по разным причинам сложно что-либо сделать, то по трудовым нормативам мы видим определенные подвижки. Но, тем не менее, если в Австралии на разрезе по местным нормативам трудится около 300 человек, а в среднем по миру — 500, то у нас — более 1000 человек. Зачастую реальный функционал нескольких позиций, на которых мы обязаны иметь по специалисту, может выполняться одним работником. Минэнерго и Министерство труда и социальной защиты уделяют много внимания решению этой задачи. Безусловно, была проведена определенная работа, но этот процесс надо продолжать.

— Как устаревшие нормативы влияют на бизнес?
Они влекут рост издержек. Из-за устаревших нормативов и чрезмерных расходов на персонал страдает эффективность производства — компании не могут провести техническое перевооружение в нужном объеме.
В таких условиях выживут экономные компании. Но важно соблюдать баланс: снижение расходов не должно наносить ущерб компании, оптимизация затрат должна быть согласована со стратегией ее развития.

— Какова стратегия развития «Русского Угля»?
У «Русского Угля» существует две стратегии: среднесрочная — на три года, и долгосрочная — на пять лет. Они определены несколькими приоритетными задачами.
Во-первых, мы должны наращивать добычу угля при снижении себестоимости. Компания может достичь этого за счет оптимизации затрат и автоматизации процессов на производстве.
Во-вторых, «Русский Уголь» постоянно ищет новые рынки сбыта. Мы понимаем, что Европа будет постепенно уходить от угля, а спрос продолжит сдвигаться в Азию. Здесь импорт будут наращивать Индия и Вьетнам. Основным конкурентом для российского угля в этом регионе является Австралия.
В-третьих, мы планируем расти и, не исключено, что за счет приобретения других компаний.

— Какие активы планирует приобретать «Русский уголь»?
В данный момент мы рассматриваем несколько добывающих проектов как по энергетическому, так и по коксующемуся углю. У нас нет географических предпочтений в этом плане. В начале года мы продали наши разрезы в Кемеровской области, так как там отсутствовала возможность расширения производства. Однако «Русский Уголь» не исключает возвращения в Кузбасс в рамках новых проектов.
Помимо покупки добывающих активов, в среднесрочной перспективе мы можем рассмотреть и приобретение собственных полувагонов. Это может быть хорошим вложением средств на фоне дефицита подвижного парка у операторских компаний.

— Какие рынки «Русский уголь» считает наиболее привлекательными для реализации своей продукции?

Наиболее перспективным является рынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как Южная Корея, Китай, Вьетнам. Привлекательным рынком может быть и Индия, несмотря на то, что она активно развивает собственную угледобычу. Мы также планируем увеличивать поставки через сухопутные погранпереходы в Китай. При этом «Русский уголь» не собирается уходить с традиционных рынков в Восточной Европе: из Польши, Болгарии, Сербии. Мы внимательно следим за ситуацией на черноморском рынке – в Турции. Более половины добываемого угля компания поставляет российским потребителям, но развитию продаж на внутреннем рынке мешают неплатежи предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Надеемся, что эта ситуация все же изменится к лучшему. И конечно, мы продолжим участие во всех Федеральных программах.

— «Русский Уголь» предпочитает торговать на спотовом рынке или заключать долгосрочные контракты?
Здесь должен быть баланс. В России у нас около 70% продаж приходится на долгосрочные контракты — с крупными генерирующими компаниями, федеральными потребителями, платежеспособными предприятиями ЖКХ, — остальной объем реализуется на спотовом рынке. Примерно такая же структура продаж и на экспортном направлении.

— Как выстраивается цепочка продаж на экспортных направлениях?
Схемы продаж могут быть разными. Например, при поставках через порты Дальнего Востока мы сотрудничаем с крупными торговыми компаниями, а при поставках через погранпереходы работаем с различными китайскими предприятиями. Мы видим хорошие возможности для роста продаж в АТР именно за счет прямых контрактов с китайскими покупателями.

— Что мешает увеличивать продажи по прямым контрактам с потребителями на мировом рынке?
Хорошей портовой инфраструктурой владеют наши конкуренты – СУЭК, «Кузбассразрезуголь», «Евраз» и ряд других компаний. Но в дальнейшем увеличение производства угля, ориентированного на экспорт, заставит нас выходить как минимум на базис поставки fob порт. Так что в перспективе мы, возможно, будем заключать договоры на перевалку со структурами, занимающимися портовым бизнесом. Это позволит нарастить мощности по перевалке и выйти на потребителей Южной Кореи, Японии, Китая, Вьетнама. Мы также не исключаем возможности приобретения собственных портовых мощностей.

— С какими инфраструктурными ограничениями сейчас сталкивается компания?

Недавно маршруты порожних вагонов с полигонов Восточной Сибири были перенаправлены на Западно-Сибирскую железную дорогу — в Кузбасс. В итоге получилось, что РЖД оставила на голодном пайке угледобывающие предприятия Красноярского края из-за нехватки вагонов в Кемеровской области. Нам трудно влиять на такие решения, поэтому они представляют существенный риск для бизнеса.

— Какую роль в развитии бизнеса сейчас играет переработка угля?
Эта роль очень важна! Угольщикам необходимо повышать качество продукции для выживания на современном рынке, поэтому обогащение угля будет развиваться. Кроме того, угольная отрасль нуждается в прорывных инновациях. Например, производство жидкого топлива из угля. Пока это слишком дорого, но по мере развития технологий российские угольные компании придут к этому. «Русский Уголь» держит руку на пульсе новых технологий и готов участвовать в их развитии.

Ищете стабильную работу в крупной компании?

Заполнить анкету

Электронная приёмная Генерального директора

Написать директору

Онлайн заявка на уголь

Купить уголь